Apr. 29th, 2017

white_bars: (Default)
"Молчание" великий фильм и по актерской игре, и по сюжету, и по психологичности, но не только. Дело не только в нем, но и в нас. 
Формально - без зрителя - это хоррор, от третьего лица. Но, если к фильму добавить зрителя, всё меняется: почти с первых кадров он оказывается "в сюжете" и начинает воспринимать и чувствовать с позиции Кларис, видеть всё её глазами. Редкая для хоррора интеллигентность (можно вспомнить попытки типа "Сердце ангела", но качество сюжета и многослойность там на порядок ниже) и психологизм переливаются из темы в тему: одна тема - неоднозначность отношений Кларис и Лектора, дающая зрителю широкий простор для интерпретаций. Они антиподы, но у них очень - даже слишком - много общего, например, оба в детстве подверглись насилию, отчего понимают они друг друга они так, как бывает разве что в снах. В каждом кадре они на диаметрально противоположных концах спектра, но одновременно настолько зависят друг от друга, что Лектор ей говорит "Они будут говорить, что у нас любовь". Думаю, говорит он не только о прильнувших к экранам надзирателях за стеной, но и о зрителях и критиках. Этому способствует провокативный символизм темы с “In Voluptas Mors” Дали на месте "Мертвой головы": эротизм прячущийся за смертью, о которую так часто спотыкается Кларис и которая дом родной для повсеместных же маньяков. 
При этом Кларис и Лектор весь спектр ситуаций и отношений именно играют, да так, что трудно не впечатлиться: слов об этом в кадрах мучительно мало, почти нет. Игру и сюжет дополняет визуальный символизм, ставший частью культурного слоя, и не только американского: глаза Ганнибала, он в маске, лицо Кларис, распятое тело в клетке, бабочка "Мертвая голова". Даже если считать общую визуальную композицию балансом на грани массовой культуры, то сюжетные и визуальные ряды выверены и несгибаемо параллельны. Один из каркасов метасюжета - спуск с небес в ад: перелёт - двери - кордоны - подземные лабиринты - замкнутое помещение. В конце одного такого ряда - в клетке Лектор, в конце другого в подвале - Баффало Билл. Обитатели подземных миров. 
И, наконец, контрастные склады ума: быстрый, почти по компьютерному логичный и мощный у Лектора, человеческий, слабый, но справляющийся у Кларис, животный, инстинктивный - у Баффало Билла. Даже второстепенные персонажи контрастно дополняют основные, четко встраиваясь в каждый кадр, вытесняя себя, но освобождая пространство в душе зрителя для догадок и симпатий. Это срабатывает: понять и угадать, значит простить. От этого и патологический Ганнибал Лектор импонирует зрителям, а по своему несчастный маньяк Баффало Билл вызывает коллизии не на экране, а в душе зрителя. 
Музыка, дыхание, скрипы и сюжетные шумы - крики, отдаленный лай собаки, эхо - выстроены в гипнотический контрастный звуковой поток - выверенный, насыщенный, как у Pink Floyd, преследующий тебя после окончания фильма. 
Фильм открыл новую территорию, причем, не только в кино, но и в нас самих. Территорию, которую было трудно найти, а, найдя, невозможно потерять.

Profile

white_bars: (Default)
white_bars

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:50 am
Powered by Dreamwidth Studios